elbphilharmonie-hamburg

Эльфи готова? Звучит отлично!

Еще никогда акустика концертного зала не планировалась с такой тщательностью, как в Эльбской филармонии. Но оправдывает ли она эти ожидания?

"ГОТОВО" - это слово сияло 31 октября 2016 года на необычных, изогнутых оконных элементах с покрытием из хромированных точек концертного зала Эльбской филармонии. Каждый элемент стоит около 70 тыс. евро и является штучным и уникальным экземпляром. Нужно ли все это? Акустическая отделка в "Большом зале" Эльбской филармонии еще более масштабна. Да, это нужно. Об этом также свидетельствует опыт, полученный в Сиднейском оперном театре. Но прочитайте об этом сами …

Das Unternehmensmagazin Kampmann Heute mit der Ausgabe 4

"KAMPMANN СЕГОДНЯ" В ВЫПУСКЕ НОМЕР 4: Уже три года назад тема Эльбской филармонии появлялась на первых полосах газет.

Когда в начале 2014 года мы публиковали репортаж об Эльбской филармонии в "KAMPMANN СЕГОДНЯ", то рискнули сделать смелое заявление. "Шесть лет задержки строительства ничуть не навредили престижному объекту Эльбской филармонии", - звучал подзаголовок к статье: "Когда шар времени застрял". Тот самый "шар времени" возвышался когда-то на здании склада "Кайшпайхера" A (также названного "Кайзершпайхер" в честь императора Вильгельма Первого), который долгое время доминировал в облике гамбургской гавани. Устройство "шара времени" размещалось на верхушке башни "Кайзершпайхера" и служило для оптической сигнализации точного времени для моряков. Ежедневно в полдень, без десяти двенадцать черный шар поднимался на три метра и падал вниз ровно в 12 часов. Во время Второй мировой войны "Кайзершпайхер" был серьезно поврежден. Вместо него был построен в 1963 году новый склад - второй "Кайзершпайхер". Это монолитное функциональное здание в настоящее время служит основанием из клинкерного кирпича для Эльбской филармонии.

В свое время "Кайзершпайхер" был символом пунктуальности. А сейчас Эльбская филармония на том же месте стала признаком полного ее отсутствия, а также поводом для возмущения налогоплательщиков, свидетельством политической недееспособности и неадекватного планирования. И все-таки: целых шесть лет задержки строительства ничуть не навредили престижному объекту Эльбской филармонии. Об этом свидетельствуют многочисленные положительные отзывы в средствах массовой информации, которые говорят о том, что гамбуржцы уже давно приняли и полюбили свою "Эльфи", и о том, что билеты на концерты распроданы на несколько месяцев вперед. В конце концов, филармония - это просто грандиозное архитектурное сооружение, которое находится на видном месте и значительно улучшает облик ганзейского города, а также пополняет его феноменальным культурным объектом. Не желая замалчивать хаотичную фазу его создания, можно сказать, что однажды эта история просто станет мифом.

И здесь мы снова можем вернуться к выпуску "KAMPMANN СЕГОДНЯ" № 4. Мы сравнили Эльбскую филармонию с Сиднейским оперным театром, так как между двумя сооружениями есть удивительные параллели: Как и Эльбская филармония, Сиднейский оперный театр расположен на видном месте на полуострове в гавани города-космополита. И в Сиднее строительство было омрачено ошибками в планировании, которые имели последствия даже в политике и привели к многократному увеличению стоимости строительства. Оперный театр строился целых 14 лет.

Давайте взглянем на Австралию поближе. История становления театра, ставшего не только достопримечательностью Сиднея, но и всей Австралии, перекликается с сегодняшним днем, ассоциируясь с Эльбской филармонией в Гамбурге.

ОПЕРА В СИДНЕЕ: КАТАСТРОФА ПЛАНИРОВАНИЯ

Почти каждый может представить перед своим внутренним взором силуэт Сиднейского оперного театра. Это неповторимая форма одного из самых известных зданий в мире и образец мировой архитектуры. Его создателем стал архитектор Йорн Утзон, обладатель Притцкеровской премии. Датчанин выиграл конкурс по проектированию оперного театра в 1957 году, хотя, вопреки правилам, он представил лишь черновой набросок здания. Председателем жюри был Ээро Сааринен, один из самых известных архитекторов и дизайнеров XX-го века. Статические расчеты для сенсационной конструкции крыши выполнил Уве Аруп, основатель ARUP, ведущей мировой инжиниринговой компании на сегодняшний день. Выдающиеся личности – и все же строительство закончилось хаосом. Или говоря иначе: Только этот замечательный коллектив смог завершить строительство оперного театра, несмотря на хаос, который они сами спровоцировали …

Проблема заключалась в следующем: Утзон был творческой личностью, гением, как говорил Аруп, который поначалу мало заботился о статической осуществимости своего проекта. Его черновой набросок сыграл ему на руку, тем более что в жюри Сааринена не было ни одного инженера. Эскиз был настолько великолепным, что его утвердили без уточнения деталей по части технической реализации.

Итак, Утзон вместе с Арупом корпели над конструкцией крыши. Было придумано и отброшено двенадцать различных вариантов кровли в виде ракушек. В конце концов, компьютеры с перфокартами 18 месяцев рассчитывали сложную геометрию и статику. Было выполнено более 1700 чертежей конструкции крыши.

Правительство австралийского штата Новый Южный Уэльс, которое финансировало проект, стало выражать нетерпение по поводу трудоемкого и длительного процесса. С Утзоном возникли разногласия: премьер-министр Аскин перестал выделять средства архитектору, который в 1966 году покинул стройплощадку, а затем и страну - вероятно, в надежде, что правительство "придет с поклоном " и вернет его обратно. Но этого не произошло. Вместо этого правительство привлекло местных, подающих надежды архитекторов. Утзон стал опасаться, что его творение не будет реализовано должным образом и с надлежащим профессионализмом. И действительно, новый жесткий курс экономии оставил свой отпечаток. Скромный интерьер значительно уступает грандиозному внешнему виду, а акустика не соответствует требованиям, которые предъявляются к оперному театру такого уровня. Нога Йорна Утзона больше никогда не ступила на австралийскую землю.

Sydney Opera House

ОПЕРА В СИДНЕЕ: Мировой успех, несмотря на хаос в период строительства с неудовлетворительными компромиссами.

ТИШИНА СТАЛА РОСКОШЬЮ

В противоположность Сиднейскому оперному театру, Эльбская филармония сделала многое правильно, хоть это и звучит абсурдно. Несмотря на все разногласия, удалось не совершить ошибки крупных строительных компромиссов. В идеале хотелось бы более точного планирования сроков и денежных средств. Однако, при реализации таких амбициозных проектов никогда не следует экономить на качестве - это в любом случае обернется против его владельцев. Например, летом 2016 года в Сиднее начались масштабные работы по ремонту и реконструкции, которые затронут и Большой концертный зал на 2688 мест. С 2019 года зал будет закрыт на полтора года - в основном, для улучшения акустики. Предстоит исправить промах, допущенный почти 50 лет назад, чтобы теперь довести оперный театр до мирового уровня и в области акустики. То есть туда, где Эльбская филармония находится уже сейчас. Благодаря Ясухисе Тойоте.

Yasuhisa Toyota ist für die Akustik in der Elbphilharmonie zuständig

ШЕДЕВР ЯСУХИСЫ ТОЙОТЫ? Японец отвечал за невероятно сложную акустику в Эльбской филармонии.

Великий врач Роберт Кох предсказал в 1910 году: "Однажды человеку придется так же решительно бороться с шумом, как с холерой и чумой." Вряд ли кому-то нужно объяснять, насколько был прав Кох - тишина действительно стала роскошью. Именно поэтому компания Kampmann придает большое значение акустическому дизайну своих приборов. Это особенно важно в таких чувствительных к звуку помещениях, как гостиничные номера, где система кондиционирования воздуха должна быть максимально тихой, особенно ночью (см. стр. 28 и далее). В концертных залах речь идет не о поддержании тишины, а о том, чтобы не мешать музыке. В Центре исследований и разработок компании Kampmann происходит оптимизации звуковых параметров таких приборов, как Venkon или  встраиваемых в пол конвекторов и фанкойлов Katherm. Приборы в самых разных конфигурациях и вариантах измеряются в многочисленных экспериментах и постоянно совершенствуются. Собственная акустическая лаборатория является важным средством для получения надежных результатов. Здесь проводятся измерения звуковой мощности в соответствии с ISO 3744 - 3746, а также измерения интенсивности звука для определения мощности звука в соответствии с ISO 9614.

Первоначально поставщиком  встраиваемых в пол конвекторов для концертного зала Эльбской филармонии должна была стать другая компания. Требования были таковы, чтобы максимальная звуковая эмиссия приборов составляла 32 дБ(А). Изготовитель гарантировал, что это значение не будет превышено. Однако, проектировщики отдали оборудование на проверку независимыми экспертами - и оказалось, что системы внутрипольного канального отопления были слишком шумными. После чего в компанию Kampmann поступил запрос. Мы не стали бы рассказывать об этом, если бы компания Kampmann не привезла домой полученный заказ на данный проект. Отель Westin и роскошные квартиры на верхних этажах Эльбской филармонии также оборудованы климатической техникой нашей компании (см. информационные панели).

МУЖЧИНА С УШКОМ

Но вернемся к Ясухисе Тойоте - человеку-легенде. Если в такой узкой области знаний, как "акустический дизайн", могут вообще существовать легенды. Ясухисе Тойоте 63 года. Японец с черной бородкой с сединой и озорной улыбкой излучает непоколебимое спокойствие и невозмутимость. Качество, которое является основным требованием для его работы. Ведь проекты, над которыми он работает, сами по себе рассчитаны на несколько лет и, как правило, намного превышают запланированные сроки. Так было в Эльбской филармонии, концертном зале Копенгагена и Концертном зале им. Уолта Диснея в Лос-Анджелесе - во всех концертных залах, акустика которых была спроектирована Тойотой. Здесь требуется терпение. И крепкие нервы. Потому что качество работы саунд-дизайнера можно проверить только тогда, когда уже нет пути назад. Он планирует, моделирует и строит (как в случае с Эльбской филармонией) в течение семи лет и может быть уверен в успехе только после первого концерта. Но Тойота не стал бы суперзвездой среди саунд-дизайнеров, если бы не его "легкая рука" (или лучше сказать: "ушко"?) в концепции концертных залов. Концертный зал Musiikkitalo в Хельсинки, который открылся в 2011 году, оказался намного успешнее, чем планировалось. Количество посетителей превышает все ожидания в четыре раза. В этом сыграла свою роль и акустика г-на Тойоты, удостоившаяся самых высоких похвал. Эса-Пекка Салонен, музыкальный руководитель симфонического оркестра Лос-Анджелеса, который работает в концертном зале им. Уолта Диснея, восторженно отозвался после концерта на церемонии открытия: "Я очень переживал по поводу звучания, но теперь я абсолютно счастлив, как и весь оркестр. Именно так должен звучать оркестр филармонии Лос-Анджелеса!"

Эльбская филармония является ориентиром, достопримечательностью, отелем и жилым комплексом одновременно. Но в первую очередь - это концертный зал. "Сердцем" Эльбской филармонии стал Большой зал. А концертный зал, каким бы сенсационным он ни казался внешне, хорош настолько, насколько хороша его акустика. Можно сказать, несколько утрируя, что работа Ясухисы Тойоты является определяющим фактором успеха или неудачи Эльбской филармонии. Чтобы исключить неудачу, были предприняты невиданные усилия.

УЮТНЫЕ МЕСТЕЧКИ:  ЛУЧШИЕ МЕСТА НА СКЛОНАХ ВИНОГРАДНИКА

В Большом зале Эльбской филармонии помещаются 2100 зрителей. Ярусы расположены по принципу виноградников: в центре находится сцена, а сидения для зрителей расположены вокруг сцены, рядами поднимаясь вверх в виде террас и балконов. Впервые этот принцип был реализован в 1960 году в Берлинской филармонии по проекту архитектора Ганса Шаруна. Он также придумал термин "восходящие виноградники", которыми он хотел расчленить большие группы зрителей на несколько мелких и создать больше интимности. В то же время эта структура имеет социальную подоплеку: в архитектуре Шаруна отсутствует иерархическое распределение мест классических концертных залов, где лучшие места в первых рядах были зарезервированы за состоятельными зрителями. Асимметричная планировка здания Берлинской филармонии обусловлена акустикой: отсутствие параллельных плоскостей позволяет избежать таких нежелательных явлений в акустике, как эхо, флаттер и резонансы. Революционный подход Шаруна оказался очень успешным. Многие большие концертные залы стали ориентироваться на Берлинскую филармонию, в том числе и Эльбская филармония. В Гамбурге здание филармонии в горизонтальном разрезе точно также асимметрично. При этом следует различать, где заканчивается работа архитектора и начинается работа дизайнера акустики.

Эльбская филармония является архитектурным детищем швейцарской фирмы Herzog & de Meuron, всемирно известной такими проектами, как Современная галерея Тейт в Лондоне, Альянц Арена в Мюнхене или Пекинский национальный стадион - "Птичье гнездо" в Пекине. Жак Херцог и Пьер де Мерон отвечали не только за ставший культовым внешний облик Эльбской филармонии, но и за концертный зал. Внешне Большой зал вполне удался. Органично и плавно группируются ряды зрительских мест вокруг сцены. Ни один зритель не сидит дальше 32 метров от сцены, при этом отовсюду обеспечен оптимальный вид. Но насколько хороша асимметричная архитектура виноградников для предотвращения эха, настолько же она непредсказуема. При такой замысловатой и сложной форме зала рассчитать акустику оказывается вовсе не простым делом. Итак, архитекторы планируют пространство. После чего дизайнер по акустике должен сделать все, что в его силах. Лишь один шумовой аспект совсем не беспокоит Ясухису Тойоту - шум снаружи. Удивительно то, что в зал не проникает не только уличный шум - но даже тогда, когда лайнер Queen Mary 2 находится в Гамбурге, и в полдень звучит его корабельный гудок, в филармонии царит тишина. Для этого весь зал был акустически развязан - он буквально висит в воздухе. 362 пружинных пакета соединяют "пузырь" с окутывающей бетонной оболочкой. Здесь начинается работа Тойоты. Конечно, он использовал компьютерное 3D-моделирование. Существует множество формул и возможностей измерения для принятия правильных мер и как можно более точного воссоздания будущей акустической картины. Тем не менее, господин Тойота построил макет из фанеры с соблюдением масштаба зала. Его размер после тщательных замеров мини-филармонии составлял пять на пять метров. В мини-зале все места были заполнены "публикой": на всех 2100 моделях сидений были рассажены куклы в одежде из фетра.

БЕЛАЯ КОЖА - ГИГАНТСКИЙ ПАЗЛ ВЕСОМ В 226 ТОНН

Результаты использовались для абсолютно уникальной концепции: «белой кожи». В сотрудничестве с архитекторами г-н Тойота разработал специальное покрытие для Большого зала: 10 тыс. гипсокартонных панелей, каждая из которых имеет индивидуальную микрошаблонную поверхность, как будто случайно повторяющую форму крыши Эльбской филармонии. Но случай - это не то, на что полагается г-н Тойота и его сотрудники. Гипсовые панели не только образуют гигантский пазл весом в 226 тонн - поверхность каждой панели специально разработана в соответствии с акустическими требованиями того места, где она устанавливается. Это значит, что каждая панель отражает звук именно так, как это необходимо в данном месте. Специально для этого франкфуртская компания One to One разработала компьютерную программу, которая рассчитывала не только индивидуальную поверхность для каждой панели, но и ее вес. Толщина гипсовых панелей варьируется от 35 до 200 миллиметров, а вес квадратного метра может достигать 150 килограммов, потому что считается: чем больше масса, тем лучше отражение звука. Цель -  идеальное звучание. Причем в любой точке зала. Таким образом, равноправное распределение мест касается и звука.

И НАКОНЕЦ …

Die Elbphilharmonie in Hamburg

... приходит день открытия - такой долгожданный и такой желанный момент! К тому же исторически важный. Соответственно, в списке приглашенных были знаменитости и звезды. Помимо журналистов и культурных критиков со всего мира, Ангела Меркель также присутствовала на церемонии. Федеральный президент Йоахим Гаук произнес вступительную речь и призвал гостей: "Радуйся, Гамбург!" Что они, конечно же, и сделали. Зал и в самом деле оправдывал возложенные на него надежды. Первые отзывы после шумной церемонии открытия были от положительных до "эйфоричных": "Аналитически четкий, филигранный и чистый, как слеза, - сказал редактор журнала SPIEGEL по культуре Вернер Тойрих, добавив, - Так Брамса еще никто и никогда не слышал!" Бывший мэр Гамбурга, Клаус фон Донани, сказал в интервью каналу Deutschlandradio: „Звук необычный – очень сильный. Но когда ты отчетливо слышишь каждое слово контратенора, то становится понятно, что акустика удалась на славу."

Die Elbphilharmonie in Hamburg

Photo credits: Elbphilharmonie @ Iwan Baan; Sydney Opera House @ Sardaka – CC BY 3.0; Yasuhisa Toyota @ Michael Zapf; Elbphilharmonie (Apr 2016) @ Maxim Schulz; Elbphilharmonie Fassade @ Michael Zapf